Высший Космос

 

Портал H-COSMOS.RU: Экология, Космос, Знание

 

Космическая техника и наука России

 
Главная страница
Экология
Концепция
Философия
Библиотека
Каталог сайтов
Изображения и снимки галактик, туманностей, звездных скоплений. Страницы, посвященные фундаментальным вопросам космологии
Адрес, дискуссии, FAQ (ADF)
Форум
Космос и люди
История и новости
Интернет-союз H-COSMOS
Союз сайтов H-COSMOS
Ссылки
Эпилог
Карта портала
Глобальная информационная система Источник
Галерея Звезд - собрание высказываний, принадлежащих выдающимся людям

 

 

 

 

ИЗ  ИСТОРИИ  РОССИЙСКИХ  НАУЧНЫХ  КОНФЕРЕНЦИЙ  И  СЕМИНАРОВ

 

ДМИТРИЙ ДМИТРИЕВИЧ ИВАНЕНКО

 

Текст печатается по изданию 1994 года, сборник "Проблемы современной физики", выпуск I, посвящённый 50-летию теоретического семинара Д.Д.Иваненко, в журнале "Специальные Исследования Пространства", том 8.

 


FROM  THE  HISTORY  OF  RUSSIAN  SCIENTIFIC  CONFERENCES  AND  SEMINARS


DMITRI DMITRIEVICH IVANENKO

 


 

Я вспоминаю по поводу нашего заседания Ученого Совета, что в 1986 году сотрудники и ученики одного из ведущих физиков современности Абдуса Салама решили отпраздновать его юбилей. Салам вначале запротестовал, но ему ответили, что, когда ученики Дирака, в том числе и Салам, хотели отпраздновать 70-летие Дирака, Дирак тоже запротестовал: «Вы что, хотите сказать, что я больше ничего не сделаю?» Ему ответили: «Что Вы, что Вы, уважаемый коллега Дирак, это может только стать стимулом к дальнейшей работе!» И, действительно, за этим последовал ряд новых великих достижений и воспоминаний.

Хотел бы обратить внимание на некоторые эпизоды счастливых встреч с Бором, Де Бройлем, Гейзенбергом, Максом Борном, Швингером и другими.

Подражая одному из своих учителей Эренфесту, у которого докладчики семинара оставляли свои автографы на стене, я пошел дальше и просил написать несколько слов; так у нас появилась традиция просить некоторых участников семинара делать надписи на стене. И сейчас в моем кабинете — целый музей надписей, посмотреть этот музей приглашаю моих коллег. Я хорошо помню, как некоторые историки были изумлены, увидя столько надписей. Выдающиеся люди согласились сами сделать надписи.
Нильс Бор, например, далеко не сразу написал. Он долго советовался с сыном, ходил по кабинету. И написал: «Противоположности не являются противоречиями, а дополняют друг друга».

Эренфест стоял на полуклассической Боровской теории, Копенгагенской программе. Как-то он сказал на заседании:«Я вижу, кто-то не понимает моих доводов, прошу закрыть дверь и не заходить сюда, а уйти из аудитории», критиковал идеи Де Бройля.

Далее возник неприятный эпизод. Когда появилась квантовая механика, мы были очень огорчены, потому что теория Бора во многом была проверенной, а нам тогда не удалось построить новую теорию, устраняющую трудности теории Бора. Развивая идеи квантовой механики, мы нашли ошибку у Эренфеста, связанную с трактовкой плотности, напечатали с Ландау статью, он признал свой ляпсус и написал письмо Бурсиану. В это время образовался Харьковский филиал института Иоффе, куда я также вошел как руководитель теоретического отдела. Пришлось как-то на вокзале встречать Эренфеста. Мы сухо встретились, провели два дня в Москве вместе с Лейпунским, беседуя о науке, и все противоречия сгладились, мы даже подружились. Эренфест, видя, что физика для меня являлась центром, делом жизни, предложил даже выпить на брудершафт.

Когда в сентябре 1933 г. мы организовали в Ленинграде первую Советскую ядерную конференцию (приехали Жолио, Дирак, Разетти, Вейскопф и ряд других западных лидеров); я должен был председательствовать на заседании, перед которым нами было получено известие о кончине Эренфеста, что было большой трагедией для всех нас. Иоффе, друг Эренфеста, догадался, что Эренфест покончил с собой, и он, к сожалению, оказался прав. Эренфесту принадлежал термин "спинор". Всем известна также квантовая теорема Эренфеста. Но он почувствовал, что перестает быть хозяином, так сказать, "хозяином" новой квантовой механики, что, на наш взгляд, и сыграло роль как одна из причин его кончины.

Еще имеется целый ряд очень интересных фактов. В 1931 году, вернувшись в Ленинград, я продолжал заниматься атомным ядром, ничего не зная тогда, из чего оно состоит. Бор считал, что в нем есть протоны и электроны. Иоффе в 1932 году, когда был открыт нейтрон, организовал ядерный отдел в физико-техническом институте. Я был назначен руководителем ядерного семинара; меньше чем через год – 24 сентября 1933 года – мы с Игорем Васильевичем Курчатовым организовали первую Советскую ядерную конференцию, фактически первую международную – столько крупных лидеров прибыло тогда в Ленинград (формально, международная конференция состоялась через пару месяцев в 1933 г. в Брюсселе). Гейзенберг сразу поддержал мою протон-нейтронную модель ядер, устранившую трудности старой модели Ван Ден Брука с ядром из протонов и электронов; через неделю после того, как появилась моя краткая публикация, вышла и работа Гейзенберга; всего у него было напечатано три работы по ядру. Я испугался, когда увидел на его работе надпись «Часть 1»: это означало, что Гейзенберг продолжал работать по теории ядра; но Гейзенберг на первой же странице своей работы сослался на мою статью, указав, что Иваненко ранее предложил уже идею о протон-нейтронном составе ядра. Однако Гейзенберг ошибся с пониманием бета-распада, считая, что электроны находились внутри нейтронов.

Началась война 1941 года. К счастью, мы не переехали из Киева в Харьков, и я скоро вернулся из Киева обратно в Екатеринбург, где работал параллельно с Киевом. После моральной победы под Сталинградом я переехал вместе с москвичами, вернувшимися из эвакуации, в Москву, где организовал осенью 1943 г. семинар. С этого времени наш теоретический семинар продолжает работать уже 50 лет.

Мы с И.Я.Померанчуком предсказали, что ускоряемый электрон испускает излучение нового типа: при увеличении ускорения должно усиливаться также испускаемое излучение. Большинство коллег не поверили нашему предсказанию, но американцы, строившие новый ускоритель, даже испугались, что новая машина ввиду нашего излучения вообще не сможет работать. Наша статья была послана также в американский журнал «Физикл Ревью», несмотря на продолжение войны, она была быстро опубликована; в апреле 1947 года наше излучение было визуально открыто Поллоком. В Новосибирском институте, где сумели получить предсказанное нами "синхротронное излучение", стояла очередь вблизи ускорителя. Все хотели посмотреть, как светится ускоренный электрон. Его было видно простым глазом. Мой ученик Соколов организовал даже целую школу, посвященную новому излучению. В работах Соколова, Лоскутова и других выяснилось, что при излучении спин электрона поворачивается, возникает самополяризация пучка, что позволяет получить поляризованный пучок электронов. Вскоре повое излучение было открыто во Вселенной (в частности, знаменитое излучение Краба является синхротронным).

Наряду с теорией нового излучения мы продолжали заниматься тяготением, построив совместно с В.А.Фоком теорию параллельного переноса спиноров, иначе говоря, сумели определить влияние тяготения на движение электронов в ускорителе. Довольно подробно мы рассмотрели параллельно с другими теоретиками вращение Вселенной как целого. Недавно обсуждались на нашем семинаре интересные идеи Валентина Юрьевича Колоскова, предложившего теорию пространств с нецелыми размерностями, и на ее основе — новую теорию тяготения.

Я упомянул в начале своего выступления о счастье. Было действительно счастьем видеть людей. Счастливым образом прошли мои годы в Университете.

Позволю себе вспомнить замечательное определение счастья у Платона: «Боги создали меня человеком и дали возможность жить в Афинах во времена Перикла». Присутствующих на заседании коллег Боги создали физиками и дали возможность жить в период создания квантовой механики и теории тяготения в России.
 

 

 

 

liveinternet.ru

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Copyright © Группа "БЕЛКА", h-cosmos.ru, Академия (Экологической) Безопасности Земли (АБЗ) 2004-2005. Портал некоммерческий. При копировании, использоавнии и перепечатке информации ссылки на данный портал и имена авторов обязательны. Использование логотипов и элементов дизайна h-cosmos.ru, а также  коммерческое распространение материалов портала запрещено. Авторские права на статьи сохраняются за их авторами. По всем вопросам обращайтесь по электронному адресу АБЗ.