Высший Космос

 

Портал H-COSMOS.RU: Экология, Космос, Знание

 

Космическая техника и наука России

 
Главная страница
Экология
Концепция
Философия
Библиотека
Каталог сайтов
Изображения и снимки галактик, туманностей, звездных скоплений. Страницы, посвященные фундаментальным вопросам космологии
Адрес, дискуссии, FAQ (ADF)
Форум
Космос и люди
История и новости
Интернет-союз H-COSMOS
Союз сайтов H-COSMOS
Ссылки
Эпилог
Карта портала
Глобальная информационная система Источник
Галерея Звезд - собрание высказываний, принадлежащих выдающимся людям

 

 

Светлой  памяти  Алексея  Алексеевича  Тяпкина

10 ноября 2003 года ушел из жизни выдающийся физик, заслуженный деятель науки Российской Федерации, главный научный сотрудник Объединенного института ядерных исследований (г. Дубна)
Алексей Алексеевич Тяпкин.

 


 

Алексей Алексеевич родился 26 декабря 1926 года в Москве. Он был выпускником Московского механического института (ныне МИФИ). Закончив в 1950 году институт и получив квалификацию инженера-физика, стал сотрудником Института атомной энергии им. И.В. Курчатова, а в 1953 году перешёл на работу в Дубну.

В 1959 году Алексей Алексеевич Тяпкин защищает кандидатскую, а в 1964-м – докторскую диссертацию. В 1967-м становится профессором, а с 1988 года заведует кафедрой физики элементарных частиц физического факультета МГУ. А.А.Тяпкин был награжден правительственными медалями СССР. В 1997 году получил звание Заслуженного деятеля науки Российской Федерации.

Алексей Алексеевич был ярким, неординарным человеком, организатором и активным участником интереснейших и глубоко содержательных философских дискуссий, блестящим полемистом, большим любителем горнолыжного спорта и мастером спорта по водным лыжам, Председателем Всесоюзной федерации воднолыжного спорта, которую до него возглавлял первый космонавт нашей планеты – Юрий Алексеевич Гагарин. В Дубне его именем назван пик Тяпкина.

По мнению коллег, главной чертой А.А.Тяпкина как ученого была нестандартность мышления. И он обладал удивительным даром – необычайно тонким чутьём, которое неизменно позволяло ему находить верный путь к правильной постановке задач и успешно добиваться их решения. Причём это были сложнейшие и порой неожиданные проблемы физики, имеющие глобальное, стратегическое значение и во многом определившие историю науки. Поэтому научное наследие Алексея Алексеевича чрезвычайно широко и многогранно.

В 1952 году А.А.Тяпкин впервые доказал возможность получения сверхжесткой фокусировки частиц в знакопеременной магнитной системе кольцевого ускорителя. На основе этого принципа в Физическом институте им. П.Н. Лебедева был разработан кольцевой циклотрон.

В 1955 году, независимо от известного итальянского физика М. Конверси, он предложил управляемое импульсное питание газоразрядных счетчиков и затем создал первые импульсные годоскопические системы со счетчиками Гейгера, на которых в конце 50-х годов выполнил ряд экспериментов по измерению поляризации протонов отдачи в упругом πр-рассеянии и измерению коэффициента спиновой корреляции в упругом рр-рассеянии. Для проверки гипотезы Окуня-Кобзарева об аномальном взаимодействии, которое могло быть у мюонного нейтрино, на синхрофазотроне лаборатории высоких энергий с использованием годоскопической системы счетчиков был поставлен эксперимент, в котором приняли участие А.А. Тяпкин, В. И. Векслер и Б.М. Понтекорво. Опыт показал, что нейтрино аномальным взаимодействием не обладает. Это был первый в мире нейтринный эксперимент, выполненный на ускорителе. Та же методика была использована А.А.Тяпкиным и Ю.Д. Прокошкиным в эксперименте по определению с высокой точностью разности масс отрицательного и нейтрального пиона (публикация 1966 года). Этот результат в течение 20 лет оставался непревзойденным по точности измерения.

Предложенный А.А. Тяпкиным принцип управляемого импульсного питания газоразрядных детекторов лег в основу широко использовавшейся в физике высоких энергий методики искровых камер. В 1956 году он высказал идею создания искровой камеры на основе управляемого импульсного питания плоских искровых счетчиков, после чего появилось несколько групп в Дубне, Тбилиси, Москве и Ереване, начавших разработку искровых камер. Данные группы добились больших успехов в развитии самостоятельных направлений этой новейшей тогда методики трековых детекторов частиц – искровых камер с разрядом вдоль наклонного к полю трека частицы.

Под руководством Алексея Алексеевича в 70-е годы была создана крупная физическая установка – пятиметровый магнитный искровой спектрометр для исследований на самом мощном тогда протонном ускорителе в Серпухове. В совместном эксперименте с итальянскими физиками на этой установке были впервые открыты радиально-возбужденные состояния пиона и подтверждены другие известные резонансы (1980 – 1984 гг.).

В 1975 году А.А. Тяпкин впервые высказал предположение о возможности существования очарованных гиперядер в результате захвата ядром легчайшего очарованного бариона. Это стимулировало экспериментальные поиски таких ядерных фрагментов и положило начало целому потоку теоретических работ.

В 1976 году Алексеем Алексеевичем была предложена оригинальная идея развития модели барионов Сакаты-Окуня-Маркова, позволившая получить результаты, тождественные результатам кварковой модели и предсказывающая превышение сечения взаимодействия барионов только при сверхвысоких энергиях.

Нетривиальность мышления ученого проявилась и в том, что он, оставаясь блестящим экспериментатором, смело брался за обсуждение общефизических вопросов, получая при этом очень важные результаты. Он первым решил задачу учета фоновых измерений при анализе событий методом максимального правдоподобия и проблему малых выборок для случайных событий, подчиняющихся экспоненциальному закону распределения. В области статистического описания динамических систем А.А. Тяпкиным впервые была поставлена и решена задача определения траектории в фазовом пространстве на основе известных статистических распределений отдельно для фазовых переменных. Он впервые объяснил решающее значение макроскопической неразличимости микросостояний для возникновения необратимости в статистической физике.

В 1993 году Алексей Алексеевич выдвинул гипотезу о существовании нового вида оптического излучения релятивистской частицы, направленного строго вперед вдоль трека частицы в результате индуцированного механизма излучения при давлении газа ниже порога черенковского излучения.

А.А. Тяпкин существенно развил понимание модели Лоренца-Пуанкаре и квантовой механики, в частности, подробно описал конвенциальный характер понятия одновременности, прояснил решающую роль универсальности свойств физических процессов в определении соответствующих метрических свойств пространства-времени. За эти свои идеи, которые проливают свет на понимание модели Лоренца-Пуанкаре, преодолевая предвзятое убеждение  о неправомерности использования группы преобразований Галилея для описания кинематики околосветовых скоростей, он был удостоен чести опубликования специальной объёмной статьи в Итальянской энциклопедии оригинальных взглядов по современным проблемам науки и искусства EDO. Статья была также выпущена Миланским издательством Jaca Book в виде отдельной книги.

Алексей Алексеевич свято верил в высокие цели прогресса, самоотверженно отдавая все свои силы благородному служению науке. Опубликовал около 150 научных работ, несколько фундаментальных монографий, ряд глубоких научно-популярных статей и обзоров.

Международным признанием важности вклада профессора А.А. Тяпкина в развитие фундаментальных проблем физики стало включение его с 1988 года в состав редколлегии журнала Foundations of Physics Letters.

Наряду с активной и плодотворной научной деятельностью, Алексей Алексеевич много внимания и сил уделял воспитанию научной молодежи. На кафедре физики элементарных частиц в МГУ он читал курсы лекций "Статистические методы обработки и анализа экспериментальных данных", "Современные методы регистрации частиц", лекции по отдельным вопросам физики высоких энергий.

Все знавшие Алексея Алексеевича Тяпкина надолго сохранят в сердцах светлую память об этом замечательном человеке.

(по материалам УФН, CERN Courier и других научных журналов)

٭       ٭       ٭

 

 

Публикация следующего материала в настоящем сборнике не случайна. К профессору Иваненко Алексей Алексеевич относился с особенным уважением. Действительно, оба выдающихся физика сыграли большую роль в деле просветительства в отношении модели физики околосветовых скоростей Лоренца-Пуанкаре и преобразований группы Лоренца, которые явились исторически первым нетривиальным и ярким примером преобразований ФРК. Д.Д. Иваненко и А.А. Тяпкин внесли весьма значительный вклад в исследование исторических подробностей установления этой модели. Данный вопрос сегодня особенно важен, так как проливает свет не только на сущность модели, но и на современное понимание глобальных и стратегических научных представлений, на ней основанных – вплоть до концепции Высшего Пространства.

А.А. Тяпкин высоко ценил вклад Дмитрия Дмитриевича, памяти которого он специально посвятил большую статью «К истории развития концепции пространства-времени в начале XX века». В связи с её публикацией в журнале «Специальные Исследования Пространства» и познакомился с Алексеем Алексеевичем автор настоящей заметки. Этот фундаментальный труд уникален. Он освещает как многие неизвестные ранее важнейшие исторические факты, так и вклад самого автора в понимание сущности концепции, являясь детальным, серьёзнейшим и глубочайшим историко-научным исследованием темы, которую сам Д.Д. Иваненко считал настолько важной, что посвятил ей свой последний короткий доклад-сообщение «Кто установил модель Лоренца-Пуанкаре?» на международном научном семинаре в Протвино.

Красной нитью в этой работе А.А.Тяпкина проходит идея, которую лучше всего сформулировать словами самого автора: “современные физические теории создаются в творческом взаимодействии лучших умов теоретического мышления.”

Как вспоминал Алексей Алексеевич, впервые он узнал о модели Лоренца-Пуанкаре (МЛП) по сборнику под редакцией Иваненко и Фредерикса 1935 года – книге, которая оставила в его жизни глубокий след, определив дальнейшую судьбу.

А.А.Тяпкин был замечательным человеком – яркой личностью, – и удивительным, неповторимым образом сочетал в себе дар сильнейшего теоретика (нельзя не признать и не отметить особо, что он, помимо прочего, один из очень немногих в нашей стране и в мире сумел разобраться в ряде тончайших проблем, связанных с самой глубинной сущностью МЛП и её физической интерпретации, будучи одним из ведущих специалистов мира по этой проблеме) с высочайшей порядочностью, чувством ответственности учёного, гражданским мужеством.

В современном мире конфронтации не только возможно, но и необходимо объединение людей самых разных взглядов и верований, с общей целью – восстановления и защиты экосистемы нашей планеты, общего дома, в котором мы живём и который должны беречь. В одной из наших бесед, когда речь зашла о связи физики и религии, он вдруг сказал: “А я ведь материалист. Убеждённый!” Но время нашей совместной работы – наглядный пример взаимодействия и единения людей с общей благородной целью, когда все надуманные и, вероятно, даже намеренно внушённые нам иллюзии забываются, и делается общее дело. Мне повезло, жизнь сталкивала с многими замечательными, неординарными и невероятно сильными людьми, и именно поэтому, когда Алексея Алексеевича не стало, особенно ясно осознаёшь: не так много в этом мире людей со столь высокими внутренними духовными качествами...

Вспоминается, как внимательно Алексей Алексеевич относился к публикации своей работы об истории возникновения МЛП и концепции пространства-времени; как долго и тщательно (почти 2 года) он готовил эту статью, постоянно добавляя всё новые ценные исторические материалы и совершенствуя содержание, оттачивая формулировки.

Уже через несколько лет после её опубликования, по телефону я узнал от Алексея Алексеевича об удачном эксперименте, проведенном в ЦЕРНЕ по его инициативе и под его руководством. Это был эксперимент по обнаружению предсказанного им излучения. Предсказание не только полностью подтвердилось, но были обнаружены новые эффекты. Впоследствии А.А. Тяпкин высказывал предположение, что они могут быть интерпретированы как первое экспериментальное наблюдение тахионов – частиц, перемещающихся в пространстве быстрее скорости света.

По этому поводу у нас было несколько телефонных разговоров, но в то время ещё речь не шла о тахионной интерпретации. Помнится, я тогда не вполне понял смысл сообщения Алексея Алексеевича (который сам, чувствовалось, был немало удивлён своим результатом), решив, что излучение наблюдается в несколько этапов, в том числе и с опережением во времени, на что он высказал уверенность в справедливости МЛП и невозможности отклонений от этой классической модели.

Эта его уверенность выглядела вполне естественно, с учётом наших предыдущих споров в ряде бесед, в том числе во время международного семинара в годовщину 140-летия Пуанкаре в Протвино. Тогда А.А.Тяпкин, считая МЛП величайшим достижением (в чём взгляды наши совпадали), в отличие от меня, был непоколебимо убеждён в выполнении постулатов о невозможности движений быстрее скорости света и принципа эквивалентности инерциальных систем отсчёта (ПЭИСО) – так называемого принципа относительности. Как сейчас помню его слова: «Это Вы бросьте! Пространство Лоренца-Пуанкаре – четырёхмерный мир Пуанкаре-Минковского – Вы не свернёте в трубочку!» В этой своей уверенности Алексей Алексеевич был непоколебим. Но, в отличие от многих, эта непоколебимость основывалась на серьёзном и всестороннем знании, на глубоком понимании сути и тонкостей сложнейшей проблемы, полученном в результате многолетних поисков и выкристаллизовавшемся в ходе целеустремлённой и упорной работы одного из самых сильных и ясных умов, с которыми мне приходилось сталкиваться. Должно было произойти действительно что-то очень серьёзное, достаточное, чтобы поколебать его веру в эти принципы.

В любом случае, считаю, что данный эксперимент может иметь фундаментальное значение, а тонкие кольца-аномалии – нетривиальное объяснение, даже если оно и не будет связано с тахионами, несмотря на то, что объяснения иного до настоящего времени предложено не было. Сегодня представляется только более чем странным замалчивание результатов этих экспериментов, проведенных под руководством главного научного сотрудника ОИЯИ, отсутствие каких-либо дальнейших попыток их объяснения, и, наконец, самое важное – факт прекращения самих экспериментов в этом многообещающем научном направлении не укладывается ни в какую логику. Ведь получены в высшей степени интересные научно-экспериментальные данные. При этом очевидно, что в случае, если в дальнейшем существование гипотетических частиц тахионов (или магнитных монополей) подтвердится, то это может привести ни много ни мало как к коренному преобразованию фундаментальных представлений о Природе, времени и пространстве, неоспоримо поставив инициатора и руководителя данного эксперимента по меньшей мере в один ряд с такими легендарными физиками как Резерфорд. И даже в том случае, если тонкие кольца на опубликованных фотоснимках имеют совершенно иное происхождение, отличное от тахионного, причина их появления могла бы оказаться не менее значимой для развития фундаментальных представлений об окружающем мире. Именно поэтому с точки зрения тех целей научных исследований, которые обычно декларируют современные представители мировой научной общественности, было бы более чем естественно проявить серьёзную заинтересованность данным научным направлением и, скажем, провести серии дальнейших испытаний с изменением концентрации и состава молекул газа, или количества и состава облучающих ионов, модификаций геометрии и размера детектора, с использованием иных типов облучаемых сред и кристаллов. А для ответственного руководства великой страны было бы не менее естественно проявить внимание и интерес к сделанному научному открытию (тем более, что полученный в результате эксперимента фотоснимок был немедленно помещён на обложку научного журнала CERN COURIER одного из крупнейших ведущих международных центров), поддержав дальнейшую работу над экспериментом и его руководителей. Однако,  к сожалению, время показало обратное. И по этой причине сегодня, кроме уже полученных более 5 лет назад экспериментальных данных, мы не имеем возможности делать окончательные выводы в этом направлении физики, поскольку не имеем ни новых результатов, ни попыток теоретического объяснения данных, ни других достоверных указаний на существование сверхсветовых частиц и магнитных монополей.

Вместе с тем, последний эксперимент Алексея Алексеевича Тяпкина был не только блестящим физическим опытом, обнаружившим уникальные особенности явлений, связанных с черенковским излучением. Этот эксперимент одновременно подтвердил и другое – нечто такое, что не менее важно, но определённо достоверно. Чтобы понять это, позволим себе довольно неожиданный ход: процитируем слова Сергея Павловича Королёва из доклада, прочитанного 17 сентября 1957 г. на торжественном собрании, посвященном столетию со дня рождения К.Э. Циолковского:

«…100-летие со дня рождения выдающегося деятеля науки в области ракетной техники и звездоплавания Константина Эдуардовича Циолковского. Советские ученые помнят и ценят его идеи, труды и работы и творчески их развивают и продолжают.

К сожалению, этого нельзя сказать о некоторой части зарубежных ученых. Ими широко используются идеи и технические предложения, опубликованные в трудах Константина Эдуардовича, написанных им десятки лет назад. Можно указать, что в довоенное время в ракетных институтах и организациях Германии были переведены на немецкий язык и изданы, но только для служебного пользования все основные работы Циолковского. Специалисты в области ракетной техники в Европе и Америке используют его технические идеи, но при этом они сознательно замалчивают имя их автора — Циолковского. В печатных зарубежных работах повторяются мысли Циолковского и переписываются его формулы и расчеты и зачастую даже без ссылки на Циолковского. В связи с этим здесь уместно отметить, что все равно идеи и технические предложения советского ученого К.Э. Циолковского, по праву являющегося основоположником ракетной техники, настолько глубоки и обширны по своему замыслу и содержанию, что при создании любой современной ракеты миновать их просто невозможно.»

Думается, смысл сказанного вполне ясен. В современной научной стихии конкурентной борьбы за монополию на истину и приоритет среди мировой академической элиты подлинные цели науки зачастую оказываются отодвинуты на второй план. А вопросы истинности, исторической правды и морали играют далеко не первостепенную роль.

С гнетущей атмосферой в научных коллективах нам пришлось столкнуться при подготовке этого издания. Люди реально боятся, что завтра они могут потерять работу или даже оказаться жертвами репрессий: они живут в перманентном страхе перед угрозами очередных «комиссий по борьбе с лженаукой», в нарушение Конституции уже сегодня требующих запретить общественные организации-академии и развернуть войну с инакомыслием. Фундаментальная наука превращается в экономический инструмент. В условиях, когда устаревшие догмы удобно использовать в целях экономического принуждения и контроля, как отдельной личности, так и отстающих государств и стран-конкурентов, новые открытия и подлинные знания вполне могут оказаться лишними. И в этом ещё одна из причин того, о чём говорил С.П. Королёв. Однако сегодня неконтролируемая монополия финансовых потоков в претензии на абсолютную истину носит катастрофический характер, поскольку приводит к массовому разрушению общественного и индивидуального сознания, морали, а как следствие и к разрушению экосистемы нашей планеты. Время отчётливо говорит нам: если такое положение вещей грозит нам и в дальнейшем, мы – люди самых разных знаний, взглядов, стран, национальностей, верований, окажемся в одной братской могиле.

Со времён первой академии Платона прошло много лет. Слово академия, с одной стороны, восходит к гимназии, школе, в которой учил Платон и которая носила имя мифического героя Академуса; с другой – в древней Греции так называли рощу в пригородной местности близ Афин, где философы вели дискуссии об устройстве мира и идеальной действительности. Сегодня первоначальный дух и смысл этого слова искажён и во многом утрачен. А эксперимент с черенковским излучением подтвердил, что функция современной мировой академической науки выражается в использовании переданных государствами административных ресурсов, полномочий и средств в групповых интересах и с целью поддержания системы зачастую ложных и не подтверждённых экспериментальными данными представлений прошлого века в стиле «арийской физики», в которой, однако, доктрины о «столкновении раскалённой звезды с гигантской ледяной планетой», о «падении Луны на Землю» и «полой Земле» заменены не менее грандиозными мистическими историко-фантастическими догмами о «большом взрыве», «черных дырах», о «невозможности распространения быстрее скорости света» и, конечно же, об «эквивалентности инерциальных систем отсчёта», далекими от истины. Эксперимент подтвердил и вывод, который был сделан 10 лет назад, в 1994 году, на страницах сборника «Проблемы современной физики» под редакцией Д.Д. Иваненко: «...в современных условиях невозможно распространить даже информацию о сделанном фундаментальном открытии, сколь бы значительным оно ни было...»

Мы же считаем необходимым более детально рассказать на страницах этого сборника о проведенных экспериментах, опубликовав серию последних работ А.А.Тяпкина, которые включают также уникальный исторический материал о пионерском вкладе Иды Ноддак в открытие явления деления ядер урана нейтронами (эта работа вполне в стиле аналогичных кратких заметок Д.Д. Иваненко, некоторые из которых были опубликованы на страницах журнала «Специальные Исследования Пространства) и интересную статью о возможности управляемого синтеза лёгких ядер.
 

В. Колосков, июль 2004

 

liveinternet.ru

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Copyright © Группа "БЕЛКА", h-cosmos.ru, Академия (Экологической) Безопасности Земли (АБЗ) 2004-2005. Портал некоммерческий. При копировании, использоавнии и перепечатке информации ссылки на данный портал и имена авторов обязательны. Использование логотипов и элементов дизайна h-cosmos.ru, а также  коммерческое распространение материалов портала запрещено. Авторские права на статьи сохраняются за их авторами. По всем вопросам обращайтесь по электронному адресу АБЗ.